Дмитрий Рогозин: Россия расширяет строительство ледоколов

Дмитрий Рогозин: Россия расширяет строительство ледоколов

15 марта 2017 года

Интервью председателя Госкомиссии по вопросам развития Арктики, Заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Рогозина информационной телевизионной программе "Вести" ВГТРК "Россия":

29-30 марта в Архангельске пройдет IV Международный арктический форум «Арктика – территория диалога». Это одна из ключевых площадок для обсуждения проблем и перспектив арктического региона. На время мероприятия в городской порт зайдет новейший российский ледокол «Новороссийск». Он станет частью экспозиции техники и будет использоваться как гостиница. Об этом форуме и вообще о работе в Арктике поговорим с нашим гостем. Это председатель Госкомиссии по вопросам развития Арктики и вице-премьер Правительства России Дмитрий Рогозин. Дмитрий Олегович, здравствуйте! Прежде чем говорить о форуме, появилась сегодня информация о возможности объединения Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) и «Ростеха». Как Вы это прокомментируете и, если это вероятно, то для чего это нужно?

Честно говоря, я думаю, что эта не очень актуальная пока тема, потому что «Ростех» – это огромная  государственная корпорация, которая занимается созданием комплектующих, в том числе и для авиационной техники. Из холдинга, который занимается полным циклом производства авиационной техники – это вертолеты России, которые входят в состав «Ростеха». ОАК существует отдельно. В этом году у нас очень важный процесс поглощения и технической интеграции в «Ростех» «Уралвагонзавода». Я думаю, что сейчас «Ростеху» не до ОАК. ОАКу в этом году важно, помимо первой премьеры, которая уже состоялась – это подъем в воздух легкого истребителя МИГ-35, еще поднять МС-21 – мы ожидаем скоро. В завершение этих работ на Иркутском авиационном заводе. Также это Ил-112В, легкий военно-транспортный самолет. Поэтому каждому есть чем заняться. Мы сейчас не думаем, что эта тема актуальна.

Сейчас о том, что будет актуально в ближайшие недели – это форум. Тема «Человек в Арктике» станет одной из основных на форуме «Арктика – территория диалога». Что подразумевается: влияние человека на регион или это нечто новое?

Арктическая тема для России является очень родной и близкой, потому что у нас огромная протяженность арктической границы, Северный Ледовитый океан, в общем-то, перспективная для нас территория, шельф. Достаточно сказать, что 80% всех углеводородов у нас находятся именно в Арктической зоне. Именно поэтому там идут стройки, возводят объекты, как Ямал-СПГ. Под него мы строем на Дальнем Востоке завод для создания газовозов, добычных платформ и другое. Только по разведанному запасу мы имеем в Арктической зоне 245 млрд условного топлива запасов - это для страны, для ее экономики, для промышленности, для всего, для транспорта. Но Арктическая зона одновременно очень «агрессивная» - холодный и часто очень темный регион. Поэтому для того, чтобы войти в Арктику, надо это делать умеючи – обладая всей компетенцией товаров, производства, т.е. машины необходимые, связь, навигация, ледоколы, современные порты, инфраструктура подвоза товаров к этим портам. Мы сейчас рассматриваем два крупных проекта – «Белкомур» и «Северный широтный ход» с тем, чтобы порты Северного морского пути имели подпитку тех товаров, которые производятся у нас на промышленном Урале. Поэтому тема грандиозная. Я уж не говорю про нормальную жизнь тех людей, кто проживает в Арктической зоне – это 2 млн 300 тыс граждан РФ и это наши КМНС – наше этническое богатство - 120 тыс чел. Я уж не говорю про тех людей, которые там работают вахтовым методом, про наших военных в том числе. То есть надо создать максимально комфортные условия для того, чтобы человек, гражданин РФ, россиянин в Арктической зоне себя чувствовал максимально комфортно настолько, настолько это возможно. И обладал всеми техническими средствами, чтобы выполнить ту задачу, которую Россия ставит перед Правительством, перед нашими государственными органами, перед компаниями, работающими в Арктике, добывающими там все то, что крайне важно для экономического процветания нашей страны.

Минэкономразвития отобрало 150 приоритетных арктических проектов со сроком реализации на ближайшее десятилетие. Стоимость почти 5 трлн руб. Какие из них Вы можете выделить? Те, которые будут реализованы в ближайшей перспективе?

Минэкономразвития предлагает смотреть на Арктической зоне не абстрактно, а видеть в этой зоне некоторые опорные точки – опорные зоны. И это не только географическое понятие, но и проектное. Скажем, создание головного ледокола мы сейчас делаем, и еще два серийных ледокола, мощностью 60 МВт. Это крайне необходимо сделать на рубеже 2020 года, потому что у нас уже заканчиваются ресурсы у ледоколов советской постройки. Без ледоколов не будет ледовой проводки. Без ледовой проводки не будет Северного морского пути. А он для нас крайне важен: уникальная транзитная перспектива и возможность нашей страны. Надо сказать, что последние у нас объемы перевозки по Северному морскому пути резко выросли. В 2014 году это было всего 4 млн тонн грузов, то в 2016 – 7,5 млн тонн. Если принять во внимание объемы добычи углеводородов во всех наших нефтяных и газовых проектах, то к 2022 году мы подсчитываем, что выйдем на 40 млн тонн грузов, которые будут перевозиться по Северному морскому пути. При чем, это не только левое плечо, то есть плечо от Арктики на Европу, но это еще и правое плечо, то есть на Тихий океан – там самая сложная ледовая обстановка, потому что сжиженный газ и вся энергетика должна быть развернута на Тихий океан. В этой связи мы тремя ледоколами не собираемся ограничиваться, мы дальше будим строить. И в том числе рассматриваем проект ледокола "Лидер" на 110 МВт, который может взламывать вспарывать, взламывать льды Арктики более 4 м толщины. Это означает для нас иметь возможность круглогодичную, всесезонную проводку караваном. В прошлом году у нас было 22 каравана, это много. Чтобы понять, что такое Северный морской путь – это 2,5 тыс морских миль. И если идти по ним, то, кстати говоря, та нет Сомалийских пиратов, ни иных проблем. Если идти с ледовой проводкой нашими атомными ледоколами, то это самый короткий путь, как раньше казали - из варяг в греки, но в данном конкретном случае – из Азии в Европу – всего 2 недели, что сэкономит всем перевозчикам огромные средства и на безопасность и чисто время. Это один крупнейший проект я Вам назвал. Таких проектов, Вы сами сказали, - 115 крупных проектов выделено Минэкономразвития и это все очень серьезно. Но, что такое ледовая проводка – это связь необходима, значит люди должны пользоваться космической связью, должна быть налажена орбитальная группировка, которая будет обеспечивать эту связь, это надежнейшая навигация, это гостеприимные северные арктические порты, которые должны иметь и топливо, и продовольствие, и гостиничный фонд, все то, что необходимо для того, чтобы экипажи этих караванов могли там останавливаться, заправляться, загружаться товарами. Т.е. я Вам назвал только небольшую часть тех вопросов, которые должны быть системно и комплексно разрешены. Вот поэтому до 2020 года будет действовать эта программа.

Кроме того, конечно, развитие Арктики требует использование новых технологий, о чем Вы уже говорили: и строительство, и энергетика, и добывающая промышленность. На сколько сейчас российская наука готова к этому и есть ли средства для поддержки в этом направлении?

Очень хороший вопрос. Я совсем недавно как раз был на Северном полюсе и был в гостях у нашей полярной экспедиции. Убедился в том. Что большая часть оборудования, которым пользуются наши полярники. В основном импортного происхождения. Но это неправильно. Это не только неправильно, потому что санкции, всякие ограничения у нас есть, и мы себе не можем позволить жить в условиях зависимости, но это еще неправильно потому, что техника, проходящая через арктическое напряжение, через низкие температуры и иные условия ограничения технических возможностей, это техника способна быть использована по всей России. То, что прошло через Арктику, готово к эксплуатации везде. Поэтому, к Арктическому форуму, который состоится в Архангельске, каждый федеральный округ, все субъекты Федерации, участвующее в этой работе, готовят свои каталоги, которые также будут перенесены и в электронную сеть, каталоги всех товаров, технических приспособлений, инструментария, различных приборов, все то, что они готовы производить для освоения Арктики. Эти каталоги мы сведем в единую информационную базу. Т.е. сегодня практически вся Россия уже готовиться к тому, чтобы вернуться в Арктику, но уже на совершенно новой технологической основе. И, собственно говоря, сам форум, где будет и бизнес-форум, и молодежный форум, встреча губернаторов всех восьми наших арктических регионов, встречи глав муниципальных образований,  и пленарное заседание с участием Президента, с иностранными гостями, будут первые лица ряда приарктических государств, будут делегации неарктических государств, с Китая у нас даже делегация приезжает высокопоставленная. Все они познакомятся с теми достижениями, которые российская промышленность уже дала и собирается дать для вхождения в Арктику.

Новые технологии, безусловно, необходимы, но, насколько сложно еще найти квалифицированные кадры, чтобы они смогли работать в Заполярье? Это все-таки очень тяжелые условия.

Мы знаем весь перечень тех профессий, в которых востребована Арктика, точнее Россия в Арктике. Это профессии, связанные с добычей углеводородов, с эксплуатации сложной техники, профессии тех инженеров и конструкторов, которые должны создать ту самую технику: и самолеты, и новые вертолеты, и корабли, и вездеходы полярные и многое другое. Такой перечень профессий составлен нами. Он будет рассматриваться на заседании Госкомиссии по вопросам развития Арктики, которая пройдет в первый день арктического форума. Он будет утвержден и по нему мы планируем создать целевую федеральную программу подготовки кадров. Это правильно все-таки, потому что работа в Арктике требует особой квалификации, особого характера, особой выдержки, особых навыков, и чутья природного, и мотивации работать там. Но надо сказать, чтобы специалисты высокого уровня приехали и работали в Арктической зоне, и сделали большое благо для своей страны, надо создать нормальный комфортные условия. Поэтому эти работы сопряжены созданием строительных технологий, которые позволят легко возводить дома, всевозможные помещения для работы, чтобы в меньшей степени напоминало о том, что люди находятся в экстремальных условиях. И, конечно, энергетика. Например, для некоторых портов арктических городов мы сейчас уже заканчиваем разработку и уже спустим на воду плавучий энергоблок на атомном реакторе, т.е. на 70 МВт мощнейшая силовая установка, которая будет давать и горячую воду в город с моря, электроэнергию для обогрева и автономного существования этих арктических городов. Т.е. сегодня мы должны полностью реализовать этот принцип – человек в Арктике должен себя чувствовать себя, как дома.

Наверняка, это может стать одной из основ территории развития опорных зон, о которых Вы уже говорили. В какой стадии сейчас находится эта инициатива и что еще может войти в основу этих очагов хозяйственного освоения территорий: сколько их будет, где они будут?

Я еще раз говорю, что речь пока идет о том, чтобы обустроить порты, которые находятся в Арктической зоне. Вокруг них формируются города, поселки. Они должны быть перестроены с учетом тех технологий, которые позволяют сберечь энергию, тепло и многое другое. Это первое. Второе – это нормализация Северного завоза – полная организация доступа всех товаров и продовольствия в города и населенные пункты Арктической зоне, у которых существует потребность в рамках нормального рациона человека, работающего в этой зоне. Третье – создание необходимой техники, которая должна быть поставлена. Т.е. это комплексная задача, которая решается и будет рассматриваться также на форуме, как отдельный раздел программы Минэкономразвития, которая формирует наш подход к развитию Арктической зоне до 2020 года.

Что касается транспортной инфраструктуры в Арктике, то работу Минтранса в этом направлении Вы раскритиковали, на сколько мне известно. Когда будет четко определен план арктической транспортной инфраструктуры и в какую сумму может обойтись строительство, и какие это могут быть средства?

Понимаете, в чем дело – специфика нашей работы в Арктической зоне состоит не в том, чтобы собрать воедино в мешок все деньги и из него что-то кому-то выделять. У нас каждая корпорация, каждая промышленная организация, предприятия, они знают свои собственные задачи, которые они должны решить в рамках того бюджета, которые определены федеральным бюджетов. Например, у ОАК есть задача создания к 2019 году самолета, который должен заменить всю линейку самолетов КБ Антонова для работы в Арктической зоне. Это самолет Ил-14, который будет выпускаться, в том числе, на лыжном шасси. Финансирование этой программы не идет с какого-то арктического мешка, оно спланировано, нацелено самой авиастроительной корпорацией. «Вертолеты России» делают целую линейку вертолетов для работы в Арктической зоне и т.д. Если мы говорим о Уралвагонзаводе, то недавно Минобороны продемонстрировало полярный поход техники – они шли по льдам Северного Ледовитого океана, это техника, в том числе преимущественно созданная Уралвагонзаводом: это крупные тягачи, способные работать при таких сверхнизких температурах. Если говорить о том, чтобы суммировать эти деньги, то получается какая-то грандиозная сумма. Это не то, что дополнительно надо выделять, это деньги, которые заложены уже в программы развития конкретных наших промышленных корпораций. Почему мы критиковали? Потому что системно это плохо было организовано: по этапам создания этой техники, по серийности производства, по ответственным лицам, по годам, когда появится эта техника. Это не проблема того, что ничего не делается, это проблема в том, что не представлен системный взгляд.

О работе форума хотелось бы еще также поговорить. Арктические форумы в целом проводят и другие страны и обсуждают похожие вопросы: и влияние человека, и технических возможности для освоения шельфа, и влияние глобального потепления на Арктику. Какая практическая польза от проведения форумов и нужно ли каким-то образом на международном уровне закреплять ответственность политиков за то, что происходит в Арктике, поскольку все-таки это не только Россия, это и другие страны, которые имеют выход к арктическому шельфу?

Вы знаете, есть полторы темы всего в наших отношениях с Западом, который в меньшей степени всего или вообще не коснулись санкций. Почему полторы? Потому что пол темы – это космос. Скажем, международная космическая станция у нас работает, и никто и не думает, например, вводить санкции и пилить тот сук, на котором сами американцы сидят: все время доставляются их астронавты, летают на международную космическую станцию на наших ракетах. В американцев их нет, поэтому какие могут быть санкции. Поэтому, в чем-то, в космической сфере санкции есть, я говорю – 0,5 от единички. Но вот Арктика – это точно тема, где международное сотрудничество полноценно сохранилось, и не может не сохраняться, потому что в этих условиях, в которых работают полярные экспедиции, специалисты, работающие в Арктической зоне, вне зависимости от того, какой паспорт у него в кармане, они должны друг другу помогать. Таковы законы Арктики, иначе они не прощают это, вне зависимости от того, какого гражданства оказался товарищ, оказавшийся в сложной ситуации. Именно поэтому отдельные главы государств будут на нашем Арктическом форуме, серьезные делегации, но, если скажем, акценты в проведении Арктических форумов в их странах в основном смещены в сторону, скажем, экологии, то мы говорим о том, что экологию можно сохранять не просто ничего не делая в Арктике, а наоборот делая, но чисто, и изменять технологии для того, чтобы войти в Арктику с теми технологиями, которые не будут наносить ущерб природе. Например, наши военные, когда работают в Арктике и воссоздают необходимое инфраструктурное присутствие, то каждый корабль, каждое транспортное средство, которое заходит в Арктику, обратно вывозит бочки пустые, которые были завезены в Советское время, которые загрязняли Арктическую среду. То есть, сегодня, сделано все то, чтобы очистить все, что было загрязнено ещё в прежние времена, десятилетия, годы. Такая экология нам понятна, технологичная и связанная с воссозданием среды обитания. Но часто, мы знаем с вами, что экологическая тема бывает предметом, инструментом борьбы, друг с другом, когда специальные экологические организации чуть ли не нанимаются некими силами, которые под видом борьбы за экологию выдавливают российское экономическое присутствие. Мы это видели на Шпицбергене, я там был, правда с непонятным визгом норвежских властей, якобы, там санкционная политика, проехал на Северный полюс через Шпицберген, что на самом деле их нарушение, они не имеют право такие требования выставлять российским гражданам. Но тем не менее отдельные страны пользуются таким экологическим коньком, для того, чтобы ограничить нас для работы в нашей зоне. Но ещё раз хочу сказать, Форума «Арктика – территория диалога» абсолютно открыт для всех международных участников, мы будем любую тему там обсуждать, потому что нам есть, что сказать, и нам нечего стесняться, в отношении того, как мы сейчас ведем себя в Арктической зоне.

Источник