Зачем Индия пыталась сделать Антарктиду международным достоянием и что из этого вышло

Зачем Индия пыталась сделать Антарктиду международным достоянием и что из этого вышло

11 февраля 2018 года

Ученые всё чаще заявляют, что глобальное потепление в ближайшие годы приведет к таянию арктических льдов и облегчит добычу ресурсов на шельфе. Среди стран, которые наращивают влияние в приполярном регионе, особо активно действуют азиатские игроки. В том числе — Индия, которая пытается закрепиться на Севере, используя свой антарктический опыт. О том, как индийцы пытались изменить судьбу Антарктиды, узнал iz.ru

«Подумать только, какую великолепную возможность первая индийская антарктическая экспедиция предоставила нашей команде молодых ученых. Они собрались из семи исследовательских институтов и работают над общей целью, имеющей огромное значение для нашего народа. И главное — это доказывает, что Индия способна осуществлять исследование Арктики и делать это наилучшим образом».

Эти слова Индира Ганди, премьер-министр Индии, произнесла, узнав об успехе первой национальной миссии в Антарктике. Для нее это была не просто научная победа: Индире удалось наконец загладить провал своего отца — Джавахарлала Неру, который из лучших побуждений едва не рассорил страну с ведущими державами.

Антарктида всем, даром

«Антарктика — регион, занимающий около 6 млн квадратных миль, — имеет важное стратегическое, климатическое и геофизическое значение для всего мира. С учетом стремительного развития коммуникаций этот регион может в ближайшем будущем получить и практическое значение для всеобщего процветания и прогресса… Правительство Индии полагает, что, для того чтобы укрепить всеобщий мир, пришло время, когда все народы должны прийти к согласию и договориться, что этот регион должен быть использован исключительно в мирных целях и для всеобщего блага».

Так начинался знаменитый «Антарктический проект» Индии — документ, который постоянный представитель Нью-Дели при ООН Артур Лалл представил на рассмотрение Организации Объединенных Наций. В тексте указывалось, что территориальные притязания отдельных государств на незаселенные антарктические просторы вряд ли имеют под собой какие-либо основания, и предлагалось передать Антарктиду под управление ООН, которая бы координировала там научные исследования и разработку полезных ископаемых для всеобщего блага.

Позже индийский МИД разослал в посольства в Париже, Вашингтоне, Лондоне и Канберре ноту, которую послы немедленно вручили министрам иностранных дел Франции, США, Британии и Австралии. «Хотя Антарктика не населена, — говорилось в тексте, — существует возможность, что она станет ареной военных действий, что в век ядерного оружия будет иметь разрушительные последствия. Даже ядерные эксперименты и взрывы в этом регионе могут иметь самые плачевные результаты для климата всей планеты».

Подобный общечеловеческий подход не был случайным: в те годы индийская внешняя политика отличалась странной смесью утопического гуманизма и попыток нарастить свое влияние в мире. Премьер Джавахарлал Неру и его ближайший помощник Кришна Менон пытались в условиях начавшейся холодной войны превратить Индию, не имевшую ядерного оружия, в альтернативный центр силы, на пару с Китаем создав единую безъядерную и нейтральную Азию и собрав под крыло всех, кто не хотел участвовать в противостоянии двух блоков и выступал за ядерное разоружение. Но вряд ли индийское руководство ожидало, что его предложение передать контроль над Антарктикой ООН вызовут настоящую бурю.

Почему не Гоа

«Индия намеренно игнорирует тот факт, что существуют страны, имеющие обоснованные и неотъемлемые права на территорию Антарктиды, — писала в те дни чилийская газета El Mercurio. — Чили, к примеру, не видит, почему бы оно должно было согласиться на индийское предложение передать Антарктику под контроль ООН. Почему бы в таком случае самой Индии не передать под этот контроль какие-нибудь свои территории типа Пондишери? Что бы Индия сказала, если бы Чили предложило передать эти территории, включая Гоа, под контроль ООН? Ни о какой войне в Антарктиде не может идти и речи. Похоже, мистер Неру выбрал себе не тех советников».

Политики в Нью-Дели были обескуражены: никто не пожелал отказаться от своих территориальных претензий. В итоге индийские дипломаты решили не доводить дела до голосования Генассамблее и в ноябре 1956 года отозвали свой проект резолюции. Как объяснил Кришна Менон, Индия не хочет перегружать ООН лишней работой — проблем и без того хватает: нужно разобраться с Суэцким кризисом и событиями в Венгрии. Этот маневр никого не обманул: Индия пыталась сделать хорошую мину при плохой игре и выбраться из ситуации с наименьшими потерями.

Антарктическое фиаско стало для Индии болезненным ударом. Впрочем, вскоре вся конструкция Неру и Менона, мечтавших о единой азиатской семье народов под чутким руководством Нью-Дели и Пекина, рухнула. Китай, для которого вопрос неурегулированной границы оказался куда более существенным, в скоротечной войне разгромил индийскую армию, и для индийцев наступило время болезненного разочарования в иллюзиях. Вместе с мечтами о единой Азии в Нью-Дели постарались забыть и о всеобщей Антарктиде — и сделали это так успешно, что не вспоминали о ней почти 30 лет.

Когда в 1959 году Австралия, Аргентина, Бельгия, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, СССР, Франция, Чили, ЮАР и Япония заключили в Вашингтоне договор об Антарктике, который провозглашал ее зоной, свободной от ядерного оружия, чего так долго добивались индийцы, из Нью-Дели не донеслось ни звука. Индия демонстративно проигнорировала документ, ясно показывая, что Антарктика ее больше не волнует. Лишь позже в одном из выступлений Артур Лалл холодно отметил, что Нью-Дели, хотя и удовлетворен самим содержанием договора, не одобряет то, что будущее целого региона келейно решает маленькая группа стран.

Стремление к югу

6 декабря 1981 года от причала в Гоа отошел норвежский ледокол «Полярный круг». На его борту находилась первая индийская полярная экспедиция — 21 человек. Ее члены до этого несколько месяцев тренировались в Гималаях, где климат отчасти похож на антарктический. Через месяц с небольшим ледокол бросил якорь у побережья Земли Королевы Мод, и над антарктическими льдами взвился индийский оранжево-бело-зеленый флаг.

Возвращение в Антарктику получилось громким. О первой индийской экспедиции трубила пресса всего мира. The New York Times выпустила редакционную статью, в которой задавалась вопросом: каковы же истинные цели Индии в Антарктике? «Похоже, эта попытка — выражение растущего желания Индии продемонстрировать свой прогресс и укрепить престиж, — писала газета. — Премьер-министр Индира Ганди лично выразила заинтересованность в экспедиции, назвав ее «исполнением мечты всей жизни».

Американские опасения можно было понять: к началу 1980-х Индия, хотя и являлась одним из лидеров движения неприсоединения, заслуженно считалась союзником СССР. К тому же индийская политическая верхушка к тому моменту окончательно рассталась с прекраснодушным идеализмом, сформулировав вместо него «Доктрину Индиры», названную по имени тогдашнего премьер-министра: ни один внешний игрок не имеет права вмешиваться во внутренние дела государств, находящихся в индийской зоне влияния. А в Нью-Дели этой зоной считали весь Индийский океан, омывающий в том числе и антарктические берега.

Страхи оказались излишними. Перед экспедицией стояли исключительно исследовательские задачи: от ученых требовалось собрать данные, которые помогли бы океанографическим исследованиям, и основать базу для новых изысканий. Но главное — для тогдашней Индии присоединение к «антарктическому клубу» стало тем же, чем для Индии нынешней — вхождение в «космический клуб»: демонстрацией того, что страна претендует на статус великой державы, достаточно богатой и развитой в научном отношении, чтобы финансировать подобные экспедиции. Из всех азиатских стран до того лишь Япония вела антарктические изыскания. Более того, по иронии судьбы Индия стала первой и единственной державой, которая снарядила экспедицию в Антарктиду, не будучи членом системы антарктических договоров.

Уже в следующем году Нью-Дели присоединился ко всем необходимым конвенциям, договорам и соглашениям, и с тех пор индийские ученые ежегодно отправляют экспедиции к берегам Антарктиды. Сейчас там действуют две индийские исследовательские базы: «Майтри» и «Бхарати», плюс самая первая база, «Дакшин Ганготри», используется как лагерь снабжения. Именно там, в Антарктике, проходят обкатку те технологии, которые Нью-Дели планирует в будущем использовать для броска на север — в Арктику.

Антарктическая эпопея многому научила индийских политиков и ученых. Десятилетия спустя, когда речь зашла об освоении арктических богатств, Индия уже не пыталась предложить передать Арктику под управление ООН, предпочитая основывать научные базы и действовать через местные международные организации и договоры, чтобы отстаивать свои интересы. О том, зачем Индии нужна арктическая программа, iz.ru планирует рассказать в ближайшее время.

Источник